ЭксЛибрис

редакция

Жизнь каждого достойна книги

мы напишем отредактируем обработаем фото подготовим к печати

редакция
ЭксЛибрис
жизнь каждого достойна книги

мы напишем отредактируем обработаем фото подготовим к печати

упакуем вашу историю в статью или книгу

Или на почту:
redaktor@myexlibris.ru

Подписывайтесь на телеграм-канал о создании книг, самостоятельной работе с текстом и фото и многом другом

можете также задать ваш вопрос здесь:

    Примеры работ

    Книга-биография

    Книга – история семьи

    КНИГА-ПОЗДРАВЛЕНИЕ

    тематический журнал

    Екатерина Огнева. Портфолио.

    Интернет-проект

    Возвращение

    читайте в блоге:

    На высоком берегу

    На высоком берегу

    Здесь, на высоком берегу Туры, смеялись, плакали, ссорились и мирились, трудились до седьмого пота и пели песни в праздники, здесь же и упокоились многие поколения моей семьи.

    Выбираем бумагу для печати книг и журналов

    Выбираем бумагу для печати книг и журналов

    Выбор бумаги зависит как от задач, которые будет выполнять печатная продукция, так и от бюджета – бумага вносит существенный вклад в стоимость. Для принятия решения в 99% случаев вам достаточно знать тип и плотность бумаги. Об этом сегодня и поговорим. Если читать некогда и нужно срочно и быстро что-то выбрать – в конце статьи есть краткая таблица по типам продукции.

    Мясной Бор: В оковах безвестия

    Мясной Бор: В оковах безвестия

    Свое название деревня получила из-за располагавшейся там когда-то скотобойни. По злой иронии, название обрело еще более зловещий смысл: в 1942 году окрестности Мясного Бора превратились в место кровопролитных сражений. Здесь практически полностью погибла вторая ударная армия генерала Власова.

    Как мы пережили войну. Вероника Жвавая

    Как мы пережили войну. Вероника Жвавая

    Самое первое воспоминание детства – радость, что у меня теперь есть мама. Зима 1941-го. Ночь. Стук в дверь. В дом заходит бедно одетая женщина. «Лида! Лида приехала!». Все кинулись к ней. «Вика, подойди, это же мама», – говорит бабушка. Было мне тогда три года…

    Елена Горячева: Самый главный день

    Елена Горячева: Самый главный день

    В серванте поблескивают медали. На всеобщем обозрении они только благодаря бабушке – дед не любит рассказывать о военном прошлом. Я же в силу возраста еще не понимаю, какую историю хранят его награды…

    Проект "Возвращение"

    Проект “Возвращение”

    Посвящен людям, которые строят мосты между прошлым и будущим. По ним уставшие, покрытые пылью времён и копотью сражений солдаты Великой Отечественной войны возвращаются из страны забвения…

    Ирина Склюева: Я помню!

    Ирина Склюева: Я помню!

    В автобус вошел человек. Рукав его гимнастерки был заправлен за пояс, на груди блестели ордена. Спросила у мамы: «Почему у дяди нет руки?». Она наклонилась ко мне: «Тише! Этот дядя воевал». Через пару лет я пошла в школу, туда приглашали ветеранов Великой Отечественной войны. Но среди них, да и просто на улицах города, фронтовиков-инвалидов больше не видела…

    Валентина Гаврилова. Под Старой Руссой

    Валентина Гаврилова. Под Старой Руссой

    Это была расстрельная яма. Под толстым слоем солдатских ремней обнаружили останки бойцов. В черепах – следы от контрольных выстрелов… Мы ехали за экспонатами для школьного музея, но нас не предупредили, что вместе со ржавым оружием, гильзами и фляжками найдем и их хозяев

    Шрамы войны: Аджимушкайские каменоломни

    Шрамы войны: Аджимушкайские каменоломни

    Многометровая каменная толща над головой. Здесь во время Великой Отечественной почти без еды, воды и медикаментов 170 дней жили и боролись люди. А наверху — свет, солнце, свежий морской воздух, жизнь. Я бы очень хотел, чтобы как можно больше людей, а особенно молодежи, посетили это место.

    Иван Диниченко: Помню и горжусь!

    Иван Диниченко: Помню и горжусь!

    Отпылив фронтовыми дорогами от Подмосковья до Берлина, цветущей весной 1945 года вернулся домой с Орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» мой отец – ефрейтор Калистрат Дениченко.

    Анатолий Гринь: Мы многого не знали

    Анатолий Гринь: Мы многого не знали

    Мой дядя был полковым поваром. Под пулями носил еду на передовую, доводилось и в боях участвовать. В Берлине весной 1945 года обнял родного брата… Войну они не вспоминали. Только благодаря интернету наша семья узнала об их фронтовом пути и высоких наградах.

    Восстанавливаем архивную фотографию

    Восстанавливаем архивную фотографию

    В архивных фото есть очарование. Заломы, потертости, трещины – естественный винтажный стиль. Однако с плохими снимками придется поработать. Будем использовать нейросеть и фотошоп.

    Рождение скульптора. Николай Распопов

    Рождение скульптора. Николай Распопов

    Отец умел «варить» уголь, для кузнеца это – первое ремесло. Без угля кузница мертва, не согреть ни одну железину. Этими угольками будущий известный скульптор и сделал свои первые рисунки на беленой печке в родной избе…Было это в тяжелые военные годы.

    Остаться в живых

    Остаться в живых

    В Сочельник мальчишки поднимаются по ступенькам комендатуры. Колядки они завести не успевают – летят с лестницы. Юрка разбивает нос, но продолжает резво бежать за другом, оставляя на снегу петляющие «заячьи» следы и маленькие клюквенные бусинки крови.
    Дело происходит в оккупированном Пинске в 1941 году. Скоро центром его станет еврейское гетто, Юркину мать побьют до беспамятства за помощь партизанам, а на площади будут стоять виселицы.

    Фотограф нефтяной эпохи. Николай Меньшиков

    Фотограф нефтяной эпохи. Николай Меньшиков

    Николая Меньшикова называют персональным фотографом Виктора Муравленко, ведь главные снимки легенды, в том числе знаменитый портрет на зеленом фоне, запечатлел именно меньшиковский объектив. Но это не совсем так, правильнее назвать ведущего фотографа Главтюменнефтегаза летописцем эпохи большой тюменской нефти.