ЭксЛибрис

редакция

Жизнь каждого достойна книги

редакция
ЭксЛибрис
жизнь каждого достойна книги

что умеем

Пишем

Статьи, интервью, биографии, корпоративные книги.
Лонгриды в соцсетях, посты в блогах. 
Сценарии, драматические произведения, мемуары. 

Поправим грамматику и стилистику вашего текста. Проверим композицию и логику изложения.
Дадим рекомендации по улучшению стиля и сюжета.

Редактируем
Иллюстрируем

Подберем иллюстрации, обработаем фотографии. Предложим концепцию дизайна.
Сверстаем и подготовим макет для печати.

Ответим на все вопросы типографии.
Поможем с распространением тиража.
Опубликуем материалы на нашем сайте.

Публикуем

упакуем вашу историю в статью или книгу

Или на почту:
redaktor@myexlibris.ru

Подписывайтесь на телеграм-канал о создании книг, самостоятельной работе с текстом и фото и многом другом

можете также задать ваш вопрос здесь:

    читайте в блоге:

    История одного бойца: Сидор Шедов

    История одного бойца: Сидор Шедов

    Она мечтала поднять бойца и найти смертный медальон. Но бывалые поисковики только снисходительно улыбались: для новичков это редкость. Да и к раскопу их подпускают только в крайних случаях. Но словно какая-то сила зовет Ангелину, и вскоре на лезвии ее саперной лопатки оказывается цепочка с крестиком…

    Иван Диниченко: Помню и горжусь!

    Иван Диниченко: Помню и горжусь!

    Отпылив фронтовыми дорогами от Подмосковья до Берлина, цветущей весной 1945 года вернулся домой с Орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» мой отец – ефрейтор Калистрат Дениченко.

    На высоком берегу

    На высоком берегу

    Здесь, на высоком берегу Туры, смеялись, плакали, ссорились и мирились, трудились до седьмого пота и пели песни в праздники, здесь же и упокоились многие поколения моей семьи.

    Восстанавливаем архивную фотографию

    Восстанавливаем архивную фотографию

    В архивных фото есть очарование. Заломы, потертости, трещины – естественный винтажный стиль. Однако с плохими снимками придется поработать. Будем использовать нейросеть и фотошоп.

    Жизненная сила Галины Гольдиной

    Жизненная сила Галины Гольдиной

    Когда в небольшую районную больницу привезли женщину с сильным кровотечением, врачей на месте не оказалось — уехали на охоту. Обезумевший от страха муж кричал на медперсонал: «Если жена умрёт, убью!» Пациентке требовалась срочная операция. «Это сделаешь ты!» — сказала старшая медсестра практикантке.

    Звали ее Прасковья Ивановна

    Звали ее Прасковья Ивановна

    Однажды утром в мастерскую Николая Распопова вихрем ворвался профессор Жвавый. Скульптор, погруженный в воплощение очередного творческого замысла, гостей не ждал…

    Выбираем бумагу для печати книг и журналов

    Выбираем бумагу для печати книг и журналов

    Выбор бумаги зависит как от задач, которые будет выполнять печатная продукция, так и от бюджета – бумага вносит существенный вклад в стоимость. Для принятия решения в 99% случаев вам достаточно знать тип и плотность бумаги. Об этом сегодня и поговорим. Если читать некогда и нужно срочно и быстро что-то выбрать – в конце статьи есть краткая таблица по типам продукции.

    Рождение скульптора. Николай Распопов

    Рождение скульптора. Николай Распопов

    Отец умел «варить» уголь, для кузнеца это – первое ремесло. Без угля кузница мертва, не согреть ни одну железину. Этими угольками будущий известный скульптор и сделал свои первые рисунки на беленой печке в родной избе…Было это в тяжелые военные годы.

    Остаться в живых

    Остаться в живых

    В Сочельник мальчишки поднимаются по ступенькам комендатуры. Колядки они завести не успевают – летят с лестницы. Юрка разбивает нос, но продолжает резво бежать за другом, оставляя на снегу петляющие «заячьи» следы и маленькие клюквенные бусинки крови.
    Дело происходит в оккупированном Пинске в 1941 году. Скоро центром его станет еврейское гетто, Юркину мать побьют до беспамятства за помощь партизанам, а на площади будут стоять виселицы.

    Проект "Возвращение"

    Проект “Возвращение”

    Посвящен людям, которые строят мосты между прошлым и будущим. По ним уставшие, покрытые пылью времён и копотью сражений солдаты Великой Отечественной войны возвращаются из страны забвения…

    Мясной Бор: В оковах безвестия

    Мясной Бор: В оковах безвестия

    Свое название деревня получила из-за располагавшейся там когда-то скотобойни. По злой иронии, название обрело еще более зловещий смысл: в 1942 году окрестности Мясного Бора превратились в место кровопролитных сражений. Здесь практически полностью погибла вторая ударная армия генерала Власова.

    Фотограф нефтяной эпохи. Николай Меньшиков

    Фотограф нефтяной эпохи. Николай Меньшиков

    Николая Меньшикова называют персональным фотографом Виктора Муравленко, ведь главные снимки легенды, в том числе знаменитый портрет на зеленом фоне, запечатлел именно меньшиковский объектив. Но это не совсем так, правильнее назвать ведущего фотографа Главтюменнефтегаза летописцем эпохи большой тюменской нефти.

    Холодин

    Холодин

    В 1941 под его крылом создавались сибирские дивизии, готовили курсантов Ленинградского летного училища. Согревали сердце Холодина письма, летящие со всех фронтов от бойцов, а однажды телеграмму прислал сам товарищ Сталин…

    Михаил Рыбин: На мой век хватит

    Михаил Рыбин: На мой век хватит

    В свободное от житейских забот время он, вооружившись щупом, ищет останки бойцов, чтобы похоронить по-человечески. Так воспитал отец.

    Шрамы войны: Аджимушкайские каменоломни

    Шрамы войны: Аджимушкайские каменоломни

    Многометровая каменная толща над головой. Здесь во время Великой Отечественной почти без еды, воды и медикаментов 170 дней жили и боролись люди. А наверху — свет, солнце, свежий морской воздух, жизнь. Я бы очень хотел, чтобы как можно больше людей, а особенно молодежи, посетили это место.

    Лед и пламень академика Мельникова

    Лед и пламень академика Мельникова

    «Глеб Иванович, прекратите словоблудие у доски!» – громкий голос из зала, обращенный к бывшему ректору Ленинградского университета Макарову, произвел эффект разорвавшейся бомбы. Участники заседания зашикали на наглеца. Но тот был решителен: на кону доброе имя отца – руководителя Института мерзлотоведения Сибирского отделения Академии наук СССР.

    Валентина Гаврилова. Под Старой Руссой

    Валентина Гаврилова. Под Старой Руссой

    Это была расстрельная яма. Под толстым слоем солдатских ремней обнаружили останки бойцов. В черепах – следы от контрольных выстрелов… Мы ехали за экспонатами для школьного музея, но нас не предупредили, что вместе со ржавым оружием, гильзами и фляжками найдем и их хозяев